Размер шрифта:
Цветовая схема:
Изображения:
Подробности, 09.04.2021, 09:24

«Чувствую себя дома» - министр Денис Бочкарев о работе в Забайкалье, семье и хобби

В марте 2019 года руководителем регионального министерства сельского хозяйства назначили Дениса Бочкарева. Он приехал сюда из Приморья, но, говорит, Забайкалье уже стало родным домом. Министр, который влюблен в хоккей, министр, которому нравится Чита, рассказал об итогах работы в отрасли в 2020 году и планах на 21-й. А еще о том, как коронавирус сказался на сельском хозяйстве края.

«Чувствую себя дома» - министр Денис Бочкарев о работе в Забайкалье, семье и хобби
Фото пресс-службы министерства сельского хозяйства Забайкальского края

- Денис Юрьевич, в начале марта было уже два года, как вы находитесь в должности министра сельского хозяйства Забайкальского края. Тогда, два года назад, вы сказали, что первостепенная задача для вас – это техническое и технологическое перевооружение отрасли. Как оцениваете – оно произошло?

- Этот процесс очень долгий, он не может произойти в одночасье. Исходя из опыта других регионов, могу сказать, что хорошие результаты получаются после 7-8 лет работы программы. У нас достаточно много техники – более 5 тысяч единиц. Только для того, чтобы удовлетворить потребности тех, кто занимается сельским хозяйством, по нашим расчетам, надо около 6 тысяч тракторов. А парк сельхозтехники нас изношен практически на 70-80%, поэтому нужно приобретение и обновление.

Когда я только приехал, был удивлен, что многие хозяйства оснащены комбайнами «Енисей». В регионах Дальнего Востока ими уже давно никто не убирает. Не хочу ничего сказать плохого об отечественной технике, она работает, и довольно хорошо, к примеру, комбайны «Vector». Но «Енисей» - это не тот комбайн, который должен сегодня работать на полях.

Энергонасыщенные трактора могут заменять три-четыре, а то и пять единиц обычной техники. Поэтому, конечно, модернизация отрасли всегда будет актуальна. Это бесконечный процесс. К сожалению, надо признать, что мы очень долго данным вопросом не занимались. Поэтому и приняли такое программное мероприятие, как техническое перевооружение, которое уже работает два года. Самое главное, что процесс начался.

Есть несколько механизмов, как можно по этому направлению выплачивать господдержку. Первое – отбор инвестиционных проектов по заявкам. Второе – в конце года люди приносят документы с номенклатурой закупленного оборудования, и между ними распределяются средства. Но, к сожалению, не на всех может хватить финансирования. Соответственно, мы выплачиваем деньги, но люди остаются недовольны. Это минус программы. Поэтому мы настояли на том, чтобы сделать выплаты по факту приобретения. И практика показала хорошие результаты. В первый год работы программы у нас было не освоено 50 миллионов рублей, во второй год мы освоили 100%. В текущем году мы даже предполагаем небольшой дефицит, потому что чувствуем доверие от людей. Будем дальше двигаться в данном направлении, ведь без технической модернизации в сельском хозяйстве сложно добиться положительных результатов.

- То есть и сегодня задача технического оснащения приоритетная.

- Да, конечно.

- Как раз заговорили про господдержку. Минсельхоз внес изменения в нормативные правовые акты, по которым субсидии на развитие хозяйств получат только граждане, соблюдающие правила пожарной безопасности.

- Да, Минсельхоз России определил, что те фермеры, которые нарушают правила пожарной безопасности и получают штрафы, не должны получать субсидии. В связи с этим, мы данную работу уже проводим, внесли изменения в свои нормативные акты. Журналисты спрашивают, есть ли те, кому отказали. Нет. Потому что мы не хотели исполнять эту норму задним числом. Например, если бы кто-то в прошлом году провинился, мы бы его сейчас лишили господдержки. Поэтому такая норма начала работать с 2021 года.

- Почему в этом возникла необходимость?

- Дело в том, что есть правила, которые должны выполнять крестьяне – опашка стоянок, запрет на отжиг. Иногда несоблюдение правил безопасности приводит к печальным последствиям, поэтому нам надо принимать превентивные меры. Важно задействовать как можно больше земель. Сегодня у нас 200 тысяч посевных гектаров, и 10% прироста в год – это оптимально. Мы предполагаем, что если вводить по 20-30 тысяч гектаров, то до 2030 года можно ввести в оборот миллион гектаров, с учетом технологических паров. В нынешнем году мы планируем увеличить посевную площадь на 20 тысяч гектаров. Как раз это будет одним из мероприятий, обеспечивающих противопожарную безопасность, потому что земли будут распаханы.

- Как обстоят дела с кадровым вопросом?

- Я хочу сказать, что в Забайкалье есть кадры. Если всех механизаторов мы пересадим на современную технику, то увеличим производительность в 4-5 раз. Есть потенциал, есть земля. Нужны технологии, инвестиции и господдержка. Часто получается, что результата нет – случается засуха или наводнение. Но часть хозяйств экспериментирует над тем, как даже в таких условиях гарантированно получать урожай. Есть технологии, которые позволяют сохранить влагу в земле.

- То есть можно говорить о том, что у нас эти технологии будут применяться?

- Мы уже пытаемся их применять. Некоторые аграрии экспериментируют с технологией No-Till, но сложилось мнение, что нам она не подходит.

- Что за технология?

- Она позволяет накрыть землю неким одеялом из пожнивных остатков растений, помогая предотвращать испарение. Влага сохраняется в почве, и благодаря этой технологии семя получает первичную влагу. Но пока эксперименты, которые проходили, результатов не давали. Мы хотим привлечь науку. Есть свои особенности Забайкальского края – эту технологию надо выстроить и найти самую оптимальную для нас.

- Про особые условия хорошее замечание – у нас либо дожди, либо пожары. А в 2020 году абсолютно на все сферы свалилась пандемия коронавируса. Как она повлияла на вашу отрасль?

- Некоторые регионы Дальнего Востока сообщали о сокращении посевных площадей в два раза из-за того, что большая часть работников были иностранными гражданами. Нам тут повезло больше. У нас в растениеводстве практически нет кадров из зарубежья, лишь некоторых привлекали на работу в теплицах. Поэтому мы их «безболезненно» заменили.

Нас больше коснулась общая проблемная ситуация по реализации шерсти. Отрасль овцеводства в плане продажи руна сильно пострадала от простоя текстильных предприятий, потому что упал покупательский спрос. Мы выделили господдержку хозяйствам, писали на все уровни власти. Надеемся, что в этом году ситуация изменится.

- Но коронавирус не отменил и повседневных задач. Ваше ведомство ведет программу по комплексному развитию сельских территорий. Расскажите об этом поподробнее.

- Конечно, хотелось бы, чтобы это была «пилюля» от всех проблем в селе. Данная государственная программа действительно может быть такой, потому что мы решаем проблемы не только в сфере сельского хозяйства, но и в образовании, спорте и так далее. Вместе с тем понимаем, что выделенных денег может быть недостаточно, чтобы выполнить все пожелания за 3-5 лет. Вопрос развития сельских территорий – он объемен и безграничен. А мы должны строить физкультурно-оздоровительные комплексы, стадионы, площадки, жилье для специалистов агропромышленного комплекса. В общем, создавать все условия, чтобы люди жили в условиях, приближенных к городским – приезжали в село, и им было комфортно жить.

По программе в текущем году мы направили в Минсельхоз России 20 проектов. Ведомство определило, что на один регион будет поступать не более 800 миллионов рублей. Конечно, все 20 проектов в эту сумму не войдут, но рассчитываем, что два-три хороших проекта смогут пройти отбор.

В этом году в Чернышевске и Карымском реализуем два проекта, которые прошли отбор, – это ремонт образовательных учреждений и строительство физкультурно-оздоровительных комплексов.

- А сами районы активно включаются в работу?

- Очень. По сути, это исключительно их заслуга. Сами районы создают проект, собирают необходимый пакет документов, опрашивают граждан. Без них работа по благоустройству поселений никак не построится.

- Что касается производства, «Черновский овощевод» объявил, что намерен в 2 раза увеличить поставку овощей в 2021 году, а ранее говорил о планах по выращиванию клубники и абрикосов. Как там обстоят дела? Могут ли эти планы воплотиться в жизнь?

- Да, действительно хозяйство планирует увеличить в два раза производство овощей закрытого грунта, так как выросла площадь под теплицы с 2,5 гектаров до 5.

В прошлом году осенью они посадили клубнику, но из-за перебоя с теплом она не выжила. В этом году планируют посадить ее весной в одной теплице на площади 800 квадратных метров. Уже заказывают кусты в Иркутске.

- Денис Юрьевич, работа на такой должности – это большая нагрузка, после которой нужна какая-то смена деятельности. Я знаю, что вы играете в хоккей. Откуда взялась эта любовь?

- От детей, у меня их трое. Я 15 лет спортом практически не занимался, лишь редко по воскресеньям играл в баскетбол. Но когда старшие сыновья подросли, я понял, что надо их чем-то занять. Два пацана одного возраста в доме – это ураган. Мы хотели отдать их в футбол, но там берут после 5 лет, а мальчишкам было 3,5 года. Зашел на хоккейную площадку и попал в этот мир. Начал вставать на коньки, выходить с ними на каток. И понял, что мне нравится, начал тренироваться. И теперь это стало одним из основных увлечений в жизни, как у детей, так и у меня.

- Хоккей помогает отвлечься от рабочих мыслей?

- Очень. Ни один вид спорта не помогает так отвлечься, как хоккей.

- А чем еще увлекаетесь?

- Слушаю книги, занимаюсь воспитанием детей. Я очень люблю детей, из-за этого поступал в педагогический институт. Не попал туда, поступил в сельхозакадемию, закончил с отличием. Понравилось сельское хозяйство. Вот теперь и основные увлечения – семья, хоккей и работа.

- Как вы обычно узнаете о проблемах у людей? По каким каналам?

- У меня есть помощник, есть секретарь. Но и я всегда открыт для общения. Если пишут в Facebook, мы реагируем. У некоторых есть мой телефон, звонят напрямую. Каждого человека могу принять, пообщаться. Стараюсь как минимум раз в две недели выезжать в районы. Правда, порой это очень сложно сделать из-за «текучки». Но если не общаться с людьми, то не будешь понимать имеющихся у хозяйств проблем и того, какие вопросы требуют оперативного решения.

- За то время, что вы здесь, Забайкалье для вас стало уже родным регионом?

- Я жил в поселке Южно-Морском в Приморье, потом в Уссурийске, потом во Владивостоке. Теперь в Чите. И я всегда себя чувствую дома. У нас схожий менталитет – у приморцев, хабаровчан, амурчан, сахалинцев, забайкальцев. Семье здесь нравится, только дочь говорит, что моря не хватает. Но нам комфортно. Здесь нет пробок, я могу легко после работы добраться на тренировку. Есть свои недостатки в виде смога зимой, но два месяца в году можно потерпеть. Мы даже решили, что останемся здесь в любом случае, как бы наша судьба не развивалась. Поэтому, читинцы, любите свой город!


Управление информационных коммуникаций, Екатерина Рахманова

email: infocom75@yandex.ru

Email-рассылка

Подпишись на получение новостей

Лента новостей

Забайкалье в социальных сетях

Раздел недоступен

В настоящее время в выбранном вами разделе портала ведутся работы по его наполнению.
Посетите данный раздел позже.

Официальные сайты Забайкальского края: