Размер шрифта:
Цветовая схема:
Изображения:
Подробности, 03.01.2021, 10:08

Интервью Губернатора Забайкальского края Александра Осипова для ТК «Россия 24»

- 2020-й год – это как раз год, когда что-то где-то случилось. Не секрет, что весь мир жил под грифом «коронавирус», Забайкальский край – не исключение. Мы первые в России встретили эту инфекцию. Наверное, уже немногие помнят господина Вань Юньбиня, который первым был с коронавирусом. Мы тогда в принципе достойно встретили удар. Потом очень долго нам удавалось сдерживать натиск инфекции, собственно говоря, мы не строили иллюзий, что она к нам не попадет, мы готовились. Как все это происходило?

- Был большой вызов, как мы пройдем ситуацию с коронавирусной инфекцией. В первую очередь, из-за состояния здравоохранения. Более 50% объектов здравоохранения в крае – деревянные, со сроком службы 50-70 лет и старше. Очень много объектов было недооснащено. Несмотря на то, что последние 2 года нам федеральный центр активным образом помогает, принимались соответствующие решения, направлялись миллиарды рублей, мы практически во все объекты здравоохранения приобретали оборудование. Но тут вдруг совершенно новый вызов. Особая сложность была в том, что необходимы были правильно оснащенные инфекционные койки. Напоминаю, что есть разные стадии – легкая, средняя, тяжелая. Во время тяжелого протекания заболевания нужны хорошо оснащенные койки с соответствующим оборудованием, с особенно построенной системой работы в этом лечебном учреждении. И нам надо было как можно быстрее подготовить необходимое количество коек, подготовить сами койки, оснастить их кислородом, аппаратами искусственной вентиляции легких, выстроить все медицинские врачебные процедуры. Это непростая маршрутизация больных коронавирусом. Как вы знаете, медики должны работать в особых условиях.

При этом нам надо было по максимуму коек сохранить по основным назначениям, не допустить значительного роста заболеваемости, тем более смертности по другим направлениям. Поэтому нам приходилось все время очень гибко работать.

Огромную помощь нам оказал федеральный центр – в целом регионам он оказывал, наш регион отдельно выделялся, нам дополнительно направляли средства на подготовку, и полмиллиарда рублей в первой половине года, аналогично и во второй половине года. Большую помощь нам оказал Юрий Петрович Трутнев. По своим еще полномочиям дополнительно выделял нам средства, институты развития выделяли нам средства. Практически полностью первую потребность в средствах защиты, в лекарствах нам помогал осуществлять Юрий Петрович. При том, что нам, чтобы подготовить более 2 тысяч коек, надо было потратить массу денег, помимо этого по всему миру возник дефицит и средств защиты, и дезсредств, и лекарств, и различного вида оборудования – самые разные какие-то детали, элементы, комплектующие, оборудование становились дефицитом. Очень большую помощь он нам оказывал тем, что просто физически нам становились доступными закупки этого необходимого оборудования.

Большим вызовом было поведение людей, потому что особенно в сельской местности бывает не очень бережливое отношение к своему здоровью. Иногда, когда я провожу встречи с населением, весь зал чихает и кашляет. Я говорю: «Как же так, почему же не защищаетесь, не бережетесь». Это еще было до коронавируса. Я, конечно, большую тревогу в этой связи испытывал о том, что пойдет в районы коронавирус. Девятнадцать лечебных учреждений по всей территории края, половина из них в Чите, мы оснастили, чтобы люди получили лечение в случае, если они там заболевают.

Самое главное – я очень благодарен людям, потому что многие очень серьезно, правильно отнеслись к собственной защите, к соблюдению санитарно-гигиенических мер безопасности – и сами, и в отношении родственников, и в отношении своих коллективов. По большому счету, именно вот эти люди и были внутри нашего забайкальского общества теми барьерами, на которых сдерживалась динамика, не образовалось стоячей волны, им спасибо большое.

- Нам ведь пришлось переоценить саму профессию врача во всей этой ситуации.

- Совершенно верно. Мы и по-другому теперь посмотрели на профессию врача, поняли некоторые моменты, которые раньше не понимали. Да и внутри самого медицинского сообщества тоже произошла определенная поправка в отношении, в работе. Потому что первое время, я помню, как-то собирал руководителей учреждений и убеждал, что надо будет поменять отношение. Понятно, что у нас не очень хорошие помещения где-то, понятно, что где-то недостаток оборудования, недостаток финансирования. Когда где-то что-то вокруг тебя не сделано, это приводит к тому, что ты расслабляешься. Потому что сам понижаешь планку своей работы, а сейчас - то время, когда это недопустимо.

Предупреждал, чтоб у нас не были допущены вспышки в лечебных учреждениях среди пациентов и медперсонала. Медицинское сообщество не везде услышало. Если простые врачи, медсестры, младший медицинский персонал все правильно слышали, то, к сожалению, руководители учреждений, не знаю, все ли недостаточно внимательно отнеслись или кто-то из них, но, по моим ощущениям и по результатам, что было несколько вспышек, стало понятно, что не все руководители учреждений готовы к этому. И в первую волну, и во вторую, когда нам пришлось задействовать амбулаторное звено. Когда по несколько тысяч одномоментно наблюдается и лечится в амбулаторном звене. Главное – не допустить вот на этом этапе, чтобы люди заболели серьезно и попали к нам в тяжелом состоянии в госпитали. Это уже очень плохое развитие событий, сразу шансы выжить и без больших потерь пройти заболевание значительно снижаются. Поэтому сложно было перестраивать работу амбулаторного звена. Конечно, с этим раньше не работали.

- А что это было – на авось понадеялись, думаете?

- Различные проверки самыми разными органами, включая минздрав, проводились и проводятся. Как правило, это неисполнение тех или других требований, недостаточная дисциплина, недостаточное серьезное отношение, кое-где пренебрежительное отношение к безопасности пациентов и самих себя. И, я считаю, что это просто недостаток требовательности организационной работы со стороны руководителя.

- Сейчас, насколько я понимаю, мы уже перешагнули через этот этап? Ситуацию можно назвать контролируемой?

- У нас все время была ситуация контролируемая. Мы, понимая наши проблемы, риски, неоснащенность, кое-где недостаточную дисциплинированность руководства, превентивно в отношении всего этого действовали. В отношении переоснащения, в отношении работы руководителей, с организацией всех медицинских процессов, поэтому все время практически ситуацию контролировали. На всех отрезках практически мы шли с очень хорошими показателями – с низкой летальностью, с низкими показателями заболеваемости, с хорошими показателями по лечению, предоставлению медицинских услуг. Но в отдельные периоды, когда была какая-то особая ситуация, новизна, вот эта скорость перестраивания была иногда недостаточной, поэтому кое-где возникали трудные минуты, когда по тому или другому показателю начинали проваливаться. То есть в целом ситуация контролируемая, но приходилось много для этого прилагать усилий.

- И успели как раз перестроиться, как в случае с бизнесом, который страдал от коронавируса, и помощь была оказана колоссальная.

- Да, я прекрасно понимаю, в каком состоянии наша экономика, как много предприятий, скажем так, на ладан дышат, рынки далеко из налаженных уже цепочек поставок и продаж, и покупок, снабжения. И, конечно, любая турбулентность, любые какие-то возмущения приводят к тому, что много предприятий снижают работу или вообще прекращают работу. Люди, соответственно, теряют работу, снижается размер заработной платы. Поэтому мы понимали, что нам надо будет действовать очень детально, погружаясь в конкретные ситуации конкретных населенных пунктов, конкретных отраслей, даже конкретных предприятий, и стремиться останавливать развитие пандемии не площадными бомбардировками, а очень точными прицельными действиями.

Как только первое решение об ограничениях было принято президентом на территории всей страны, 2 недели действовали ограничения, которые были федерацией введены, потом нам предоставили право принимать решение. Мы, конечно, сразу же стали более детально, фокусируясь на тех местах, видах деятельности, предприятиях, где были наиболее высоки риски, либо уже проявляется ускоренное развитие эпидемии, старались именно там действовать аккуратно.

При этом мы очень активную вели работу. Я отношу к себе, к нашему правительству определенную часть поддержки, которая была выработана федеральным центром. Потому что мы внимательно думали, писали письма, выступали на совещаниях, обращали внимание на ту или иную категорию бизнеса. Говорили о расширении ОКВЭДов, которые относили предприятия к пострадавшим отраслям.

И по социальным мерам поддержки мы понимали, что надо найти какую-то форму поддержки для безработных. Неоднократно я об этом выступал. Было ясно, что определенная часть людей работает в неформальном секторе, их сейчас освободят от работы, и они останутся самыми обделенными, незащищенными. Поэтому мы также инициировали ряд мер, после чего были подняты пособия по безработице – десятки тысяч смогли зарегистрироваться и получать соответствующие пособия. Мы старались максимальную лояльность проявить, не придираться к тому, с чем человек обращается, нужно, чтобы больше людей в это время получили поддержку.

- Нам же удалось сохранить ситуацию более-менее стабильной, не провалиться?

- У нас одни из лучших показателей в стране. При этом надо учитывать, что у нас база, конечно, низкая, невысокий уровень развития экономики и невысокий уровень жизни. Мы это понимали. Надо было попытаться сохранить сегодняшнее состояние, при этом двигаться и развиваться дальше. И нам это удалось. Мы не забросили развитие экономики, социальных отраслей, многочисленные наши ремонты, стройки, оснащения, экономическое развитие и продолжили всю работу. Благодаря этому, несмотря на то, что по отдельным показателям, не самым важным, у нас кое-где есть небольшие просадки, по абсолютному большинству самых главных экономических показателей, по инвестициям, выпуску промышленного производства, по совокупной отгрузке, по выручке, мы в большом плюсе – от 11 до 35%. И даже по сравнению с прошлым годом мы увеличили производство в сельском хозяйстве, в агропромышленном комплексе. И то же самое по аналогичным социальным показателям. У нас произошел в течение года рост реальной заработной платы, рост реальных доходов населения, у нас снизился миграционный отток почти в два раза по сравнению с предыдущим годом. Поэтому по большинству показателей мы оказались в плюсе.

- Скоро грядет массовая вакцинация населения Забайкальского края. На февраль, насколько я помню, она ориентирована. А вы сами планируете ставить прививку?

- Да, я думаю, что я обязательно должен это сделать. Это просто наша ответственность, обязанность перед людьми.

- Коронавирус сбил какие-то планы? Можно сказать, что где-то недоработали? Или все хорошо?

- Планы он не сбил. Практически все планы мы выполнили и некоторые перевыполнили. Мы сохранили абсолютное большинство показателей, но при этом у нас большие сложности. В это время масса людей теряли работу. Это были очень тяжелые факты, когда там женщина с детьми остается без работы, а пособия только часть снижения доходов семьи могут компенсировать. У нас впервые произошло превышение количества безработных над количеством вакансий. Забайкальский край, на самом деле, это дефицитный по рабочей силе регион. Количество вакансий, причем с хорошей оплатой труда, всегда выше, чем количество безработных и официальных, и неофициальных.

Другое дело, что вакансии по одним специальностям, а у людей другое образование, и они не могут попасть на эту работу, а многие в силу чего-то не хотят. Поэтому мы инициировали программы по переобучению, программы согласованные, начали финансироваться, реализовываться. В этом году, в том числе, мы переучивали людей. В первую очередь обращали внимание на тех, кто старше 50 лет, потому что им наиболее сложно попасть на новые специальности, быть подготовленными, чтобы соответствовать требованиям, которые есть. Мы строили предприятия, закладывали инвестиционные проекты, сохраняли предприятия, которые есть, нам удалось все экономические показатели соблюсти, наладить систему, по которой создаются рабочие места, и людям есть, куда трудоустраиваться. Я считаю, что в целом мы прошли неплохо этот год при том объеме сложностей, который у нас был.

- И мы не остановили ни нацпроекты, ни реализацию программы развития Центров экономического роста. Как удавалось все это держать под контролем?

- Ряд регионов не справились, не стали их выполнять, прямо открыто обращались с тем, что сейчас будем посвящать все силы этому, и оставим ту или другую работу. Мы понимали, что тот золотой шанс, который сегодня у региона есть, благодаря дальневосточным программам, применению инструментов экономического и социального развития, которые мы получили, став Дальневосточным регионом, по национальным проектам, по которым тоже выделяются большие средства, мы этот шанс упустить не имеем права. Упустить те возможности по преображению края, по изменению ситуации во многих населенных пунктах будет преступлением. Поэтому ответы простые, наш народ их знает, собственно. Мы помним, как индустриализация проходила, и подготовка тыла во время войны, и как восстановление проходило – просто трудом.

Интервью Губернатора Забайкальского края Александра Осипова для ТК «Россия 24»

Видео взято с официального сайта ГТРК Чита

Email-рассылка

Подпишись на получение новостей

Лента новостей

Забайкалье в социальных сетях

Раздел недоступен

В настоящее время в выбранном вами разделе портала ведутся работы по его наполнению.
Посетите данный раздел позже.

Официальные сайты Забайкальского края: