Жить можно? Власти исключили признанный аварийным дом из программы переселения

Сергей Бумагин / 9 января 2019, 07:00

Нет дома - нет проблем с "капризными" жильцами и необходимости их расселять. Так, вероятно, решили чиновники мэрии Читы и убрали прогнивший барак на Нечаева, 6, из программы ветхого и аварийного жилья. Как живут 20 читинских семей в "отремонтированных" на бумаге квартирах - посмотрел корреспондент 75.RU.

Людмила Гурьева живёт в крохотной квартире с 1981 года. Сейчас она на пенсии, взрослые дети разъехались - дочь купила в Молодежном квартиру в ипотеку, сын жилье арендует.

Пенсионерке Людмиле Гурьевой приходится "консервировать" спальню на зиму из-за аварийной печи. Фото Сергея Бумагина.

Летом у Людмилы Николаевны две комнатки, зимой - одна, поскольку протопить всю площадь не получается из-за аварийной печки. Приходится закрывать дальнюю спальню шторой и коробками, чтобы сохранить тепло в оставшихся помещениях.

- Натопить не могу. Соседка снизу вообще три года назад ушла - боится сгореть. Затопишь - начинает пахнуть угаром. Видимо, что-то обвалилось от печки в перекрытиях между соседским потолком и моим полом. Печник несколько лет назад приходил из управляющей компании, плечами пожал, сказал, мол, всё нормально. А у меня квартира промерзает. Вчера топили, утром 14 градусов, в дальней комнате вообще 9 градусов сейчас. Хожу в сапогах, в носках ноги замерзают, - жалуется Людмила Гурьева.

В квартире тепло только на печке. Фото Сергея Бумагина.

По словам пенсионерки, двухэтажному бараку уже около 100 лет. Раньше он стоял за читинским почтамтом, в нём размещался клуб. В 1957 году здание перенесли на Нечаева, в 20 квартир площадью от 15 до 34 квадратных метров заселили работников связи.

- Дом был с подселением. В одной квартире жили по две-три семьи. Потом многие разъехались, кто-то, как мы с мужем, остались. За почти 40 лет дом сильно изменился - стены повело, бревна прогнили, крыша протекает, по потолку пошли трещины. В 2006 году наш барак признали аварийным, - вспоминает Людмила Гурьева.

Стены ведёт, обои не держат даже жидкие гвозди. Фото Сергея Бумагина.

Чудо едва не случилось под Новый 2010 год - мэрия предложила жильцам переехать в новые дома на Девичьей Сопке.

- Многие собственники отказались уезжать из центра, но я и моя соседка согласились. Съездили, подобрали квартиры, в администрации нам сказали, что после новогодних праздников выдадут ключи, но наступил 2011 год и выяснилось якобы Москва не разрешила переселять частично. И всё заглохло, - поясняет пенсионерка.

По её словам, после дом включили в новую программу переселения на 2017-2043 годы, по которой жильцам должны были дать квартиры в 2019 году.

В дальней комнате всего 9 градусов. Фото Сергея Бумагина.

- 31 марта 2018 года во дворе было собрание, пришли из администрации Центрального района, проверили всех жильцов по спискам, сказали собирать документы. Мы всё сделали и сидели ждали Нового года, но летом случайно узнали, что дом снят с аварийности - стали приходить платёжки за капремонт. Почему так? Кто был у нас, смотрел дом? Никакой комиссии не видели. Такое ощущение, что в кабинете собрались и подписали, чтобы отчитаться о выполнении программы, - недоумевает Людмила Николаевна.

Она уверена, что переселить весь дом за раз - дело непростое, ведь многие живут здесь "на халяву" - ни за что не платят. Из 20 квартир платежеспособны только шесть. Жильцы барака - люди пожилого возраста, семьи с маленькими детьми, инвалиды. Большая часть квартир оформлена по социальному найму, некоторые и вовсе пустуют - зимой жить в них невозможно.

Барак даже внешне выглядит "уставшим". Фото Сергея Бумагина.

Барак даже внешне выглядит "уставшим": фундамент осыпался; некоторые окна заколочены, одно даже заложено кирпичами; между бревнами огромные щели, которые жители ежегодно пытаются залатать строительной пеной.

- Рамы все гнилые, окна привязаны на веревочках, шпингалеты закрутить некуда - все сгнило. Ночью замерзают, днем таят на солнце, вода бежит внутрь стены. Несколько лет назад дочь хотела помыть окно, открыла и снизу вывалились два бревна. Чуть не убилась, - вспоминает пенсионерка.

Рамы все гнилые, окна привязаны на веревочках. Фото Сергея Бумагина.

По всему дому сыпется старая штукатурка, обои в квартире не держатся даже на жидких гвоздях - отстают вместе с цементом. Летом в коридоре вода с крыши бежит прямо на электрический щит. Чтобы не было замыкания, жители заколотили потолок кусками ДВП - теперь дождь поливает стену.

В доме нет ровных стен. Фото Сергея Бумагина.

Угловая квартира Натальи Поповой расположена на первом этаже. На полу лежит снег даже после ремонта - летом семья заменила первый венец, старые бревна превратились в труху.

- Мы стараемся, сами печку перебирали, фундамент сами делали. В соседней квартире бабушка старенькая жила, у нее щель наружу в стене, руку можно было на улицу протолкать. Собрались, скинулись, заштукатурили фундамент, внутри обшили стены. Но что толку? Сами бревна уже сгнили - гвоздь забить нельзя. При этом управляющая компания ничего не делает. Видела только девочку с веником в подъезде. Так это мы и сами можем, - возмущается Наталья Попова.

Зимой жильцы "любуются" узорами на окнах. Фото Сергея Бумагина.

По её словам, УК не занимается не только домом, но и придомовой территорией. Восемь лет не было туалета - люди ходили в сараи на газеты и в ведра. Три года назад уборная во дворе все же появилась, но добраться до неё - ещё то приключение.

В туалет - через помойку. Фото Сергея Бумагина.

- Утром пошла, смотрю, кто-то помои вылил. Помойку уже год не убирают. Как до туалета добраться? Летать мы еще не умеем, - иронизирует Наталья Попова.

Людмила Гурьева добавила, что в декабре написала в управляющую компанию заявление с требованием вернуть деньги за не оказанные услуги. Её перечислили без малого 3 тысячи рублей, но помойку так и не начали убирать. Квитанции продолжают приходить.

Щели на полу толще плинтуса. Фото Сергея Бумагина.

Как дом спустя 12 лет перестал быть аварийным, не могут понять и эксперты Общероссийского народного фронта. На круглом столе по реализации в Забайкалье нацпроекта "Жилье и городская среда" представитель регионального штаба ОНФ Сергей Меркулов заявил, что люди на Нечаева, 6, живут в ужасных условиях, но начальник управления строительства и связи комитета градостроительной политики мэрии Читы Денис Ярушин с ним не согласился.

Жильцы утепляются, как могут. Фото Сергея Бумагина.

По мнению чиновника, первая экспертиза дома "сделана компанией с сомнительной репутацией и одним днем". А вот вторая комиссия во главе с председателем комитета городского хозяйства Сергеем Скурыдиным, видимо, отработала профессионально, вот только ее членов никто их жильцов не видел. Но это не аргумент, ведь комиссия как суслик в поле - её не видно, но она есть.

Не помогло жильцам и обращение к президенту Владимиру Путину, которое вернулось в мэрию. В официальном ответе администрации Читы говорится, что дом исключили из программы, поскольку "отдельные собственники отказались от расселения" на Девичью Сопку. При этом повторное финансирование на такие дома не предусмотрено. К слову, цена вопроса - 24,8 миллиона рублей. Сумма была заложена в муниципальную программу на 2017-2043, но мэрия её успешно сэкономила.

Первая экспертиза дома "сделана компанией с сомнительной репутацией и одним днем". Фото Сергея Бумагина.

Сейчас есть единственный выход  - подать в суд. Но для этого нужно потратить 40 тысяч на независимую экспертизу дома и еще минимум четыре тысячи на юриста, который поможет составить иск. Таких денег у жильцов нет.

Сергей Бумагин

Больше важных новостей в Telegram-канале "75.RU". Подписывайтесь!

Комментарии:

16 марта 2019, 07:00 Ужасы в кино и красавицы на сцене - в афише 75.RU

Как спланировать свой отдых, чтобы увидеть всё

42 минуты назад Гасят поштучно

Властям проще заткнуть конкретный рот, чем менять систему

14 марта 2019, 07:00 Самим мало

Чем чревато очередное сокращение квоты для иностранных работников

Как спланировать свой отдых, чтобы увидеть всё

Властям проще заткнуть конкретный рот, чем менять систему

Чем чревато очередное сокращение квоты для иностранных работников

Главное сейчас