Как в Чите устанавливали границу Монголии с Китаем

Александр Тарасов / 12 февраля 2019, 07:00

Люблю старые фото. Может, это и не машина времени, но, по крайней мере, ее хорошо действующая модель. Как-то историк спецслужб Забайкалья, полковник ФСБ в отставке Алексей Соловьев показал мне старый фотоальбом из рассекреченных архивов Управления ФСБ по Забайкальскому краю. На первых страницах – изящная японская каллиграфия вроде предисловия, за ними десятки довоенных фотографий с подписями опять на японском. Небольшие, но отлично выполненные и прекрасно сохранившиеся позитивы. Но ко всей этой архивной роскоши не сохранилось никакой карточки, сопроводительного описания – что это и о чем. А разумеющих по-японски у нас не густо, даже и у чекистов.

Фото из трофейного альбома

По-японски я сам, конечно, – ни бум-бум, но китайскую грамоту малость знаю. А японцы имеют слабость пользоваться китайскими иероглифами в старом дореформенном написании. Поэтому сразу стало ясно, что альбом посвящен работе смешанной комиссии по уточнению на местности границы между Монголией и Маньчжоу-Го, а некоторые фото, как следовало из подписей и самих изображений, были сделаны во время заседаний в нашей Чите.

Зачем смешанная комиссия?

Вкратце, дело было так. До 1920-х годов соседняя Монголия входила в состав Китайской империи. Но в Китае в 1911 году случилась революция. Монголы в Халхе, которая нынче современная Монголия, и в Барге, которая сейчас по-прежнему неотделимо китайский Хулунбуир, пользуясь всекитайской заварухой, стали отделяться.

Монгольским монголам в Халхе при деятельной помощи азиатской дивизии Романа Унгерна и некотором содействии красных партизан Петра Щетинкина это-таки удалось. В Барге же китайцы в 1920 году огнем и мечом восстановили конституционный порядок, который кнутом и пряником прилежно поддерживают и в настоящее время.

Фото из трофейного альбома

В 1932 году в результате японской агрессии весь Северо-восток Китая, включая и сопредельную с российским Забайкальем Баргу, был оккупирован Квантунской армией. В Монголию квантунцы тогда не пошли, потому что там стояли части Рабоче-Крестьянской Красной армии, а она «от Москвы до британских морей», далее – по тексту.

Зато, как водится, возник пограничный спор. Раньше-то граница между Халхой и Баргой была административной внутрикитайской, а после самопровозглашения на территории Халхи МНР, а в Северо-восточном Китае Маньчжоу-Го, стала как бы даже и межгосударственной. Китайские монголы в Барге полагали, что граница проходит по реке Халхин-Гол – естественному рубежу между монгольскими анклавами.

Монгольская кавалерия

Но Монголия и, главное, ее союзник СССР имели отличное на это счет мнение. Красная армия занимала в районе Халхин-Гола на самом востоке Монголии выступ, который вклинивается на территорию Барги. Это, в свою очередь, сильно не нравилось японцам, которые почему-то считали это плацдармом для наступления русских коллег на внутренние районы Китая. 

Короче, в 1936 году в городе Маньчжурия начались пограничные переговоры: то и сё, да не были бы вы, дорогие товарищи, так любезны покинуть наши пределы. Ну, и, как водится, постреливали помаленьку.

В 1939 году РККА поставила точку в этом «беспредметном» споре. 80-летие сей славной виктории мы будем отмечать в этом 2019 году.

Неудачные пограничные переговоры в Маньчжурии, 1936 год

В результате поражения 6-й японской армии на реке Халхин-Гол 9 сентября 1938 года посол Японии в Москве С. Того от имени правительства Японии предложил НКИД СССР подписать перемирие и создать комиссии по демаркации границ: между СССР и Маньчжоу-го, а также между МНР и Маньчжоу-го.

Советские военные катаются на японском разведывательном авто тип 95

10 сентября В.М. Молотов принял это предложение, в Москве было подписано соглашение о прекращении военных действий в районе Халхин-Гола, содержание которого в основном сводилось к следующему: для уточнения границы между МНР и Маньчжоу-Го в районе конфликта создаётся комиссия из представителей японо-маньчжоугоской стороны и советско-монгольской стороны — по два представителя от каждой из сторон.

То есть, смешанная комиссия политически оформляла результаты пограничной войны. 

Демаркационные работы. Фото из трофейного альбома

Датировка артефакта

С точной датировкой, правда, пришлось повозиться: на титуле был указан 8-й год правления под девизом Кандэ. Все словари, в том числе и новейшие электронные про это дружно молчали. Пришлось залезть в Большой китайско-русский словарь под редакцией Ошанина.

И батюшка Ошанин не подвел – под девизом Кандэ в Маньчжоу-Го царствовал последний китайский император Пу И в 1934-1945 годах. В 1945 году, как вы знаете, в Маньчжурию опять приехали русские на своих тяжелых танках, и заодно прекратили царствование Пу И.

Стало быть, 8-й год Кандэ – это 1941 год в нашем григорианском летоисчислении. Судя по подписям к фото, работа демаркационной комиссии пришлась на 1940-1941 годы.

Большая часть фото отражала практическую деятельность на местности японо-маньчжурской части совместной демаркационной комиссии, но на некоторых снимках нашли отражение моменты совместной работы с советскими пограничниками в непривычной для глаза довоенной форме, и даже в буденовках.

Фотоальбом – трофей 1945 года

Потом читинский востоковед Сергей Акулов растолмачил нам японский текст в старинном «высоком» эпистолярном стиле, который в настоящее время не встречается:

«Уважаемый господин Сакаи Кёдзи! Два года: седьмой и восьмой годы эры Котоку мы, 500 человек, на просторах бескрайней и бесплодной равнины в Хулунбуире самоотверженно боролись с комарами и оводами летом, разрывали снег и долбили лед зимой. 

Все мы буквально спали на траве и валились в снег от усталости, преодолевая тяготы и лишения при проведении демаркации границы. В осенние месяцы, несмотря на распространяющийся холод, мы любовались видом заснеженной горы Шахлат или пускались на лодке по водам реки Халхин-Гол к озеру Буир-нур. Много неизгладимых воспоминаний о блестяще проведенной демаркации границы.

Перебираю в руках фотографии товарищей, и общее из всех воспоминаний о них одно – труд единомышленников. Образ товарищей неожиданно вносит горечь в приятные воспоминания.

1 декабря 8-го года эры Котоку».

Барга. Фото из трофейного альбома

Эра Котоку – это, понятно, правление под девизом Кандэ, то есть новелла датируется 1 декабря 1941 года. Фотоальбом, таким образом, был изначально изготовлен для некоего японца Сакаи Кёдзи, который в 1940-1941 годах трудился в демаркационной комиссии.

Когда я поделился этими данными с Алексеем Соловьевым, Алексей Владимирович уверенно предположил, что, скорее всего, альбом попал в архив местного Управления ФСБ в качестве трофея Маньчжурской операции 1945 года.

Руководители японо-маньчжурской и советско-монгольской частей демаркационной комиссии в Чите. Фото из трофейного альбома

Неудача первого заседания в Чите

15 ноября 1939 г. в Москве было подписано соглашение о создании, в целях установления границы между Монголией и Маньчжоу-Го, смешанной комиссии из двух представителей от Монголии и СССР и двух - от Маньчжоу-Го и Японии. На шестнадцати заседаниях смешанной комиссии по уточнению границы между МНР и Маньчжоу-го в районе упомянутого конфликта, проходивших с 7 по 25 декабря 1939  г. в г. Чите и с 7 по 30 января 1940 г. в г. Харбине, выяснилось, что точки зрения советско-монгольской и японо-маньчжурской делегации по вопросу уточнения границы, как водится, полностью противоположны.

Японцы легко обнаружили старые китайские карты, на которых граница между Халхой и Баргой шла по Халхин-Голу. На конференции в Чите они предъявили ни много, ни мало 18 таких карт, но советско-монгольская делегация отказалась признать те карты в качестве основы для уточнения границы. Не для того же они сердешные воевали, чтобы по старым китайским картам границу проводить. 

Заседание демаркационной комиссии в Чите. Фото из трофейного альбома

Поэтому комиссия на последнем заседании 30 января 1940 года, проходившем под председательством уполномоченного правительства Японии Куботы, решила свою работу приостановить ввиду того, что «представленные японо-маньчжурской стороной документы, имеющие целью обосновать пересмотр давно существующей и ранее никем не оспаривавшейся линии границы, не были приняты» советской стороной.

Правда, решено было возобновить переговоры в дальнейшем.

Второе заседание в Чите: демаркация начинается

В старой подшивке «Известий» я разыскал Коммюнике смешанной МНР и Маньчжоу-Го комиссии по уточнению границы на местности в районе конфликта 1939 года. И вот что в нем говорилось:

«На основании соглашения Молотова — Того в сентябре месяце прошлого года была начата работа на местности по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го, но в связи с непредвиденными обеими сторонами техническими затруднениями с наступлением зимних холодов стороны вынуждены были временно прекратить работу. 

Весной текущего года было решено продолжить ее, в связи с чем в г. Чите с 28 мая вновь состоялись встречи обеих делегаций, в результате чего в весьма дружественной атмосфере были полностью устранены вышеуказанные технические затруднения и решено снова начать работу на местности с 27 июня 1941 года.

г. Чита, 14 июня 1941 года».

Члены японо-маньчжурской части Смешанной комиссии по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го на улицах Читы в 1940 году. На здании на заднем плане надпись «Театр Пионер». Фото из трофейного альбома

Как следует из текста коммюнике, участники смешанной комиссии, во-первых, не стали посвящать весь мир в свои картографические разногласия, а объяснили перерыв в работе наступлением холодов. Во-вторых, японцы, очевидно, «сдулись», решив начать практическую демаркацию 27 июня 1941 года. Что подтверждается и другим документом из архива внешней политики. Это - фрагмент беседы народного комиссара иностранных дел СССР В.М.Молотова с заместителем председателя Совета министров МНР Сурунжапом:

"31 мая 1941 г. Секретно. …Затем т. Молотов информировал Сурунжапа, что 28 мая начались переговоры в Чите с представителями Японии и Маньчжоу-Го по пограничному вопросу (об уточнении линии границы между МНР и Маньчжоу-Го). Можно думать, что эти переговоры будут успешными, поскольку японцы будут держаться своего обещания разрешить весь вопрос дружественным порядком. Сурунжап поблагодарил за информацию и заверил т. Молотова в том, что монгольское правительство и монгольский народ полностью и безоговорочно одобряют все действия советского правительства, направленные на обеспечение безопасности МНР".

Это и есть пограничная речушка Халхин-Гол в послевоенном октябре 1940 года, удит японо-маньчжурский уполномоченный в Смешанной комиссии по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го. Фото из трофейного альбома

Стабильная граница для мирной Азии

15 августа 1941 г. были подписанием заключительных документов в Харбине завершены двухлетние работы по демаркации границы между Маньчжоу-Го и МНР. Демаркированная тогда граница остается стабильной уже 70 лет – предки дело знали и потрудились на славу.

Члены японо-маньчжурской части Смешанной комиссии обмениваются приветствиями с советскими пограничниками. В октябре 1940 года наши еще носили буденовки. Фото из трофейного альбома

А современные люди очень нуждаются в надежных и достоверных образах их общего прошлого. Сейчас историческая память не столько восстанавливается, сколько фабрикуется – опять развелось госзаказа на прянично-патриотическое, умеренное в высказываниях и не сильно затратное: все в пороховом дыму, с криками «ура». 

И, конечно, с оглядкой на современность и учетом слабой подготовки и нулевого кругозора массового зрителя. А подлинные документы и фотографический динамизм той минувшей жизни дает ни с чем ни сравнимое ощущение общности с Родиной, ее победами и достижениями.

Совместный снимок в мае-июне 1941 года у читинского консульства Маньчжоу-Го по адресу улица Бабушкина, 72. На переднем плане уполномоченные сторон смешанной комиссии справа налево: японо-маньчжурские представители Хироси и Симомура, представитель СССР Смирнов (фамилия восстановлена из японского написания, инициалы не установлены), представитель МНР (фамилия не известна). Фото из трофейного альбома
Члены японо-маньчжурской части Смешанной комиссии по уточнению границы между Монгольской Народной Республикой и Маньчжоу-Го у читинского консульства Маньчжоу-Го по адресу улица Бабушкина, 72 . Фото из трофейного альбома
Установка пограничных знаков на местности так, как они стоят до сих пор. Фото из трофейного альбома

Александр Тарасов

Больше важных новостей в Telegram-канале "75.RU". Подписывайтесь!

Комментарии:

15 февраля 2019, 06:30 Второе дыхание Первомайской ТЭЦ

«ЗабТЭК» реанимировал предприятие за 4 года

16 февраля 2019, 18:00 Дорогами афганской войны

Китель погибшего в бою с моджахедами Сергея Токмакова представили на выставке в Чите

«ЗабТЭК» реанимировал предприятие за 4 года

Китель погибшего в бою с моджахедами Сергея Токмакова представили на выставке в Чите

Главное сейчас