Это было похоже на обычный грипп Интервью с ВИЧ-положительной читинкой

Наталья Аршинская / 12 марта 2019, 07:45

Высокая температура, жар, слабость – такими симптомами организм обычно реагирует на вирус гриппа. Именно с ним довольно легко перепутать заражение ВИЧ. Каждый месяц в Забайкальском крае выявляют десятки новых случаев инфицирования – как среди местных жителей, так и в числе иностранных граждан. Читинка Марина Петруш (имя изменено – прим. ред.) поначалу лечилась антибиотиками – пока не узнала, что в 28 лет подцепила болезнь, с которой придётся воевать до конца жизни. Она рассказала о предательстве парня, горстях таблеток и реакции близких.

- Мы с тобой знакомы несколько лет, я знаю твою историю. Расскажи её для читателей этого интервью.

- В феврале прошлого года я почувствовала себя плохо. Слегла с высокой температурой, взяла больничный. Это было похоже на обычный грипп. Около недели лечилась антибиотиками, ничего не помогало. В конце концов мама убедила вызвать скорую. Я провела в больнице чуть больше недели. Там же без задней мысли сдала анализы на ВИЧ. Когда врач сказал, что они «подозрительные», в моей голове что-то переклинило. Типа – в смысле!? Только потом дошло: подозрительные и положительные – одно и то же.

- Кто тебя заразил?

- Мой парень. Мы встречались чуть больше полутора лет. Первое время был защищённый секс, я ничего не подозревала. Признавался в любви, даже заводил разговоры о свадьбе, но напрямую замуж не звал. Доверилась ему, стали спать без презерватива. Спустя три месяца как раз я и заболела. Оказывается, он всё знал – и скрывал, чтобы я его не бросила. Это был полный шок.

- Но тут же уголовное дело.

- Я не стала заявлять. Потому что сильно любила. Наверное, до сих пор люблю. Мне не станет легче, если его посадят.

- Он хотя бы раскаялся?

- Плакал, просил прощения. Но о продолжении отношений не могло быть и речи, ушла сразу. Мне кажется, у него с психикой не всё в порядке, потому что человек не стал принимать терапию. Таких людей называют ВИЧ-диссидентами, они как бы отрицают существование инфекции, игнорируют её. Даже не знаю, стоит ли он на учёте.

- Когда спала температура, что было дальше?

- Мне назначили терапию. Это такая гора таблеток, которые нужно пить каждый день. Горстями. Первыми назначили антиретровирусные препараты иркутского производства, но там слишком много побочки. Кожная сыпь, повышенное потоотделение, бессонница. Потом дали другие, импортные. С них, наоборот, спать всё время хочется.

- Кому ты призналась?

- Только маме и тебе. С мамой проговорили часа четыре. Она рыдала, конечно, но не стала обвинять, нападать. Поняла и поддержала – это как бальзам на душу. Больше никому не хочу говорить. Вирус не передаётся в быту, хотя народ у нас этого не понимает. Если человек будет пить со мной из одной кружки, он не заразится. Даже поцелуй безопасен. Через кровь, половым путём и от матери к ребёнку – всё.

- А решилась бы завести детей?

- Риск заражения плода благодаря современной медицине очень низкий, но он есть. Я очень боюсь рожать. Возможно, смогу когда-нибудь побороть это страх, но прямо сейчас не готова. Сейчас знакомлюсь с мужчинами на специальных форумах для ВИЧ-положительных. Понимаю, что сложно встретить партнёра, который примет меня такой, но поступать как мой бывший точно не буду. Знаю одну дискордантную пару – он болен, она здорова. Они счастливы и воспитывают здорового ребёнка.

- Кто такие багчейзеры?

- Это люди, которые заражаются добровольно. Мотивы разные. Больная любовь, сексуальный фетиш, разочарование в жизни. Лично я с такими не знакома. Думаю, это вообще в России редкость, а в Забайкалье тем более.

- Если бы друзья узнали, как бы они отреагировали?

- В общественном сознании всё ещё живут дремучие стереотипы. Таких как я презрительно называют спидозниками. Если мои друзья узнают правду, они могут сделать вид, что всё нормально, но невольно начнут сторониться. Просто на подсознательном уровне я буду ассоциироваться с угрозой. Ну кому станет легче от этой информации? По-моему, тот случай, когда правду лучше держать при себе.

- Какие ограничения чувствуешь?

- Больше всего бесит, что крайне сложно переехать в другую страну. Большинство государств не дают «плюсам» вид на жительство. К тому же, терапия стоит очень дорого, а в России мы получаем её бесплатно. Конечно, испытываю самоограничение при знакомстве с парнями. Презерватив защищает – но он может порваться. С тех пор, как я узнала свой ВИЧ-статус, у меня не было сексуального контакта.

- Типичный носитель вируса – это кто?

- Хочется ответить – конченый наркоман.

Но, увы, по внешнему виду определить невозможно. Это может быть и красивая коллега по работе, и добропорядочный сосед, и авторитетный политик. Кто угодно. Иногда фантазирую, что ВИЧ-положительные вдруг стали светиться красным светом, а ВИЧ-отрицательные – зелёным. Представляешь, какая суматоха бы началась?

- Неплохая идея для фильма.

- Да, когда-нибудь напишу сценарий.

- Как ты теперь относишься к жизни?

- Ценю её намного больше. Удивишься, но считаю себя везучей. У многих людей вирус вообще себя никак не проявляет, а я узнала о диагнозе почти сразу. Сейчас общаюсь в интернете с одним парнем – он вообще заразился во время самого первого полового контакта с девушкой. Как говорится, бинго! Так вот, он занялся спортом, начал путешествовать, планирует открыть собственную СТО. Реально им восхищаюсь. Сильных людей болезнь делает более сильными, а слабых ослабляет. Хочу думать, что я отношусь к первой категории.

Наталья Аршинская

Больше важных новостей в Telegram-канале "75.RU". Подписывайтесь!

Комментарии:

27 марта 2019, 18:00 Глоток смерти

В Забайкалье судят мужчину, возможно, напоившего сожительницу уксусной кислотой

28 марта 2019, 07:00 «Картина не совсем красочная»

Краевой минкульт стесняется дать состоянию отрасли реалистичное название

В Забайкалье судят мужчину, возможно, напоившего сожительницу уксусной кислотой

Краевой минкульт стесняется дать состоянию отрасли реалистичное название

Главное сейчас