Они ушли со школьного двора... Невероятная история фотографии, сделанной в Чите 21 июня 1941 года

24 июня 2018, 12:00

Эту фотографию в начале нынешнего июня прислал мне Альберт Станиславович Гриневич, незнакомый мне человек, который раньше жил в Чите, был военным лётчиком, позже летал в гражданской авиации - штурманом в Домодедово. В Домодедово он живёт и сейчас. Фотография хранилась в альбоме его тёщи Прасковьи Семёновны Лунёвой, ещё до войны работавшей в читинской школе №1 учителем химии, позже, до 1957-го, - завучем. На фото выпускники этой школы 1940 года. На обратной стороне есть подпись: «21 июня 1941 г.». И, очень неразборчиво, четыре фамилии  - чернилами, «поплывшими» от времени.

В письме, приложенном к фотографии, Альберт Станиславович заверил меня, что эти ребята сразу после окончания школы ушли на фронт и все погибли, кроме одного – он назвал его «грузином». Я не знаю, почему так волнует Альберта Гриневича судьба людей на этой фотографии. Но фото это, стоящее у моего компьютера, теперь покоя не даёт и мне, тоже выпускнице школы №1. Поэтому я начала поиски и узнала имена этих ребят – юных, красивых, с удивительной радостью в глазах и улыбках, сфотографировавшихся, скорее всего, среди яблонь нашего школьного двора и подаривших снимок своей учительнице. Это Слава Бараш, Вася Лесков, Ира Белозёрова и Люся Черток.

Четверо со старой фотографии

Первый слева на фото Слава Бараш. 95-я стрелковая дивизия, в которой в 90-м стрелковом полку служил ефрейтор Мстислав Николаевич Бараш, 2 сентября 1942 года получила приказ о передислокации в Сталинград и, совершив сорокакилометровый марш, вышла на левый берег Волги. А дальше новый приказ - выбить врага с высоты 102.0. Это всем ныне известный Мамаев Курган. Здесь шли кровопролитные бои с фашистами, поддерживаемыми танками и авиацией. Но, несмотря на потери, дивизия продолжала удерживать высоту. Потом была оборона тракторного завода, где от 95-й стрелковой осталась живыми только треть бойцов. В начале ноября она вновь держала оборону под крутым берегом Волги, прижатая к самой воде. Овраг между заводами «Баррикады» и «Красный Октябрь» немецкие снайперы обстреливали так, что его прозвали «оврагом смерти». Когда 22 ноября дивизия заняла несколько домов по Машинной улице, в ней оставалось всего около 500 штыков. 95-я стрелковая провела на Сталинградской земле четыре с половиной месяца, испытав все горести воинской службы. По воспоминаниям ветеранов, в эшелоне, увозившем легендарную дивизию из Сталинграда на переформирование, было всего около 600 человек, когда как за время боев через неё прошло около 60 тысяч воинов. 398 её бойцов были удостоены правительственных наград. Среди них Мстислав Бараш, 2 февраля 1943 года награждённый медалью «За боевые заслуги», а 30 мая 1943 года – медалью «За оборону Сталинграда».

В 1943 году за мужество и героизм 95-я стрелковая была преобразована в 75-ю гвардейскую дивизию. Потом была Курская битва. 1 августа 1943 года дивизия в составе 17-го гвардейского стрелкового корпуса вошла в оперативное подчинение 70-й Армии Центрального фронта и, перейдя в наступление, 27 августа вступила на территорию Украины, освободив Ямполь, Батурин, Бахмач. Именно при освобождении посёлка Батурин, под Черниговом, 8 сентября 1943 года лейтенант Мстислав Бараш погиб в бою и был похоронен в братской могиле, сохранившейся в парке «Кочубей».

Это фото Мстислава Бараша и его мамы Александры Николаевны сохранилось в архивах школы №1

 

Информации о втором юноше, Василии Лескове, мне найти пока не удалось. А вот о девушках известно, что Ирина Белозёрова (Краснощёкова) была журналистом в Пензе и долгие годы поддерживала связь с родной школой,

а выпускница 1940-го Людмила Черток трудилась врачом в Архангельске.

Воевали ли девушки на фронтах Великой Отечественной, пока неизвестно.

Сын «красного мадьяра»

Альберт Станиславович Гриневич сообщил мне в письме, что один из юношей на фотографии «носил грузинскую фамилию Коложвари». Действительно, тогда же окончил школу №1 Володя Коложвари. Только его на фото нет, и фамилия у него не грузинская. Отец его Лайош Коложвари, офицер, в годы первой мировой войны в числе многих тысяч военнопленных австро-венгерской армии был сослан царским правительством в Сибирь. В годы гражданской войны Лайош Коложвари встал на сторону красных, в 1918 году командовал взводом разведки и был начальником охраны Сергея Лазо. Верный ленинец, член ВКП(б), вплоть до ареста в 1937-м председатель колхоза, он стал отцом 14 детей, из которых пятым сыном и был Владимир Людвигович Коложвари  - выпускник школы №1, будущий поэт и журналист.

Выпускник школы №1 Володя Коложвари

Но сначала была война – и тоже, как и у Мстислава Бараша, фронтовой Сталинград. Воевать Володя Коложвари начал 18-летним сержантом батальона связи в составе знаменитой 62-й армии генерала Василия Чуйкова: в середине 42-го года их, выпускников читинской школы, его друзей с соседних улиц и дворов, после краткосрочных курсов связистов эшелоном доставили на Волгу. И сразу – в бой. На правой руке Владимира была татуировка - эмблема войск связи. Спустя годы он рассказывал, что эти  наколки ребята сделали на курсах перед отправкой на фронт. Но разве мог представить молодой солдат, что после боёв по этим знакам он будет искать среди убитых своих земляков? За время Сталинградской битвы его батальон потерял 256 человек.

По его словам, 30 января 1943 года ему довелось участвовать в пленении фельдмаршала Паулюса. А уже 1 февраля с двенадцатью осколочными ранениями он надолго попал в госпиталь. Пять осколков остались в его теле на всю жизнь.

Был в военной биографии Владимира Коложвари и Восточный фронт, где 2 сентября 1945 года он, комбат штурмовой роты, и отпраздновал окончание второй мировой войны, а потом, до списания в запас, служил в Порт-Артуре и в спецчастях связи на Дальнем Востоке.

Профессиональным журналистом Владимир Людвигович стал в начале пятидесятых, когда после демобилизации из армии вернулся в Читу и работал сначала ответсекретарём, редактором газеты «Комсомолец Забайкалья», позже – редактором сельской газеты «Знамя коммунизма». Но все планы на будущее оборвались 4 августа 1961 года.

«Информационное поле огромно: улётовская и карымская злаковые нивы, агинские степи с многотысячными отарами овец и табунами лошадей. И устои сельского быта с прочными корнями. И в одночасье, по мановению сверху, всё рухнуло: знаменитый забайкальский овёс «Золотой дождь» пошёл под плуг, уступив посевам буковинской пшеницы, тучные степные травы овсяницы и клеверины поработила «царица полей» - воронежская кукуруза. Но земли-то Сибири - не чернозём, урожай дали мизерный. От такого аграрного новшества ржаного хлеба в Забайкалье не стало, лошадей вместо овса прикармливали берёзовыми вениками, а с овец шерсть «стекала» клочьями. И всё это приходилось видеть каждый день. Смотрел-смотрел да и высказался в статье «Время зрелых председателей». К тому же не в своей газете, а на страницах «Советской России». Утром крик сибирской души услышал свет, в полдень состоялось бюро обкома партии, а в полночь под Тикси в посёлок Чернышевск меня доставил АН-10, на пять лет обживать бородатый простуженный север», - так позже вспоминал Владимир Людвигович о той крутой спирали своей судьбы.

Так уж случилось: как и отец в 37-м, фронтовик Коложвари был осуждён и отправлен в пятилетнюю ссылку на север Якутии. Жил среди оленеводов и строителей газопровода, редактировал местную газету «Ленинец». Следующую страницу своей журналистской жизни он начал в иркутской «Восточно-Сибирской правде», где трудно выговариваемое Владимир Людвигович Коложвари – имя, которое журналист-фронтовик получил от отца «красного мадьяра», быстро переиначили во «Владимира Людоедовича Кого жрали». Он объездил всю Иркутскую область, работая в сельскохозяйственном отделе газеты, и часто говорил, что привык кочевать: «Я ведь мадьяр, а это, считай, цыган!». Говорят, что руководители колхозов и совхозов очень боялись его фельетонов.

Фронтовик-журналист Владимир Людвигович Коложвари

Работая в редакции сельской жизни на Иркутском телевидении и выйдя на пенсию, Владимир Людвигович трудился над книгой очерков «Золотые звёзды Забайкалья», над материалами книги о Сталинградской битве, публиковался в сборнике «Они ковали Победу», писал стихи. 16 сентября 2008 года сердце этого замечательного выпускника читинской школы №1 остановилось.

Вот и всё, что пока удалось узнать. Но стоящая на рабочем столе старая фотография с улыбающейся четвёркой в яблоневом саду мне по-прежнему покоя не даёт.

Ирина БАРИНОВА

Больше важных новостей в Telegram-канале "75.RU". Подписывайтесь!

Комментарии:

10 декабря 2018, 09:00 Большие мечты маленького Захара

Как в Мирсановской школе готовят кадетов

10 декабря 2018, 18:27 Одумались единогласно

Оппозиционные фракции заксобрания приняли бюджет-2019

10 декабря 2018, 07:00 Люди, которые ставят точки

Психологи рассказали, почему забайкальцы идут на самоубийства

Как в Мирсановской школе готовят кадетов

Оппозиционные фракции заксобрания приняли бюджет-2019

Психологи рассказали, почему забайкальцы идут на самоубийства

Главное сейчас