Статус «беженец» получить очень трудно

Читинка в Германии помогает выходцам из Афганистана и Сирии

20 июня 2018, 08:00
Поделиться публикацией:

Сегодня, 20 июня, - Всемирный день беженцев. Людей, которых война, голод или природные катаклизмы вынуждают оставлять свой дом в поисках спокойной и безопасной жизни. Таких людей - сотни и даже тысячи, и каждый нуждается в поддержке. Любопытно, что человеком, который профессионально занимается помощью, в том числе, беженцам, является наша землячка - забайкалка Татьяна Лукановски, которая уже много лет живёт в Германии. Сегодня портал 75.ru публикует первую часть рассказа-монолога девушки о жизни в Европе. Вторая часть её личной истории ждёт читателей через неделю.

Татьяна Лукановски живет в Германии. В Читу приезжает часто. Здесь - немногочисленная родня. Здесь же прошло детство и юность. Отсюда, после получения диплома филфака Читинского педагогического института им. Н. Г. Чернышевского (ЧГПИ, ЗабГГПУ,  ныне -  ЗабГУ- ред.) Татьяна  рванула в Германию к будущему мужу. Рождение дочек, семейная жизнь с её радостями и  перипетиями,  новые горизонты  в образовании и работе...  Всё это не мешает ей по-прежнему стремиться сюда. Ведь с Читой связано многое. Но - дадим слово самой Татьяне. 

Татьяна на центральной площади Читы. 

Об учебе, работе и возможностях

Я живу сейчас  в Северной Рейн-Вестфалии в небольшом городе Дюрен. По советскому (и российскому) образованию я - учитель русского языка и литературы. В Германии, прежде чем получить достойную работу, пришлось поучиться. Если бы я захотела работать учителем, мне нужно было бы ещё освоить второй предмет какой-нибудь, потому как язык и литература  здесь даются в одном предмете (знания по немецкой литературе, например, учащиеся получают на уроке немецкого языка). Надо было пару-тройку лет поучиться на бакалавра, сдать госэкзамен, а для этого  должен быть соответствующий уровень немецкого языка для обучения в высшем учебном заведении. Поэтому сначала я с нуля  осваивала язык страны, в которую приехала на постоянное место жительства. Какое-то время была домохозяйкой, потом работала в фирме мужа, занималась переводом технических текстов. Потом выучилась на ассистента индустриального менеджера. Не знаю, есть ли такая профессия в России, можно работать в любой фирме, где проходят производственные процессы или трансферты.  Был непростой период, когда трудилась в гостинице - собирала и  мыла посуду - с помощью посудомоечной машины.

Найти достойную  работу эмигрантам непросто. И многие наши соотечественники и  приезжие из других стран, имея дипломы о высшем образовании, вынуждены довольствоваться здесь работой, не соответствующей их способностям и диплому, полученному в  родной стране.

Со временем я освежила  свои знания по английскому языку, который изучала  раньше, еще в Чите — проучилась несколько недель  в Лондоне, в языковой школе.  Потом  я поступила на факультет социальной педагогики в техническую высшую школу  г. Кёльна. При поступлении учли мой  советский  диплом, точнее, государственный экзамен по педагогике, я сдала экзамен по немецкому языку и стала учиться в магистратуре.  Кстати, высшее образование в Германии бесплатное (за исключением  иностранных вузов и их филиалов).

Мне было легко учиться, имея хорошую базу, полученную здесь, в Чите. У нас вообще очень качественное образование было, оно давало не только систему  научных знаний, но и учило нас  мыслить. Все знания пригодились.                                    

Открыла в себе волонтера

Сегодня я — социальный педагог. А ранее судьба привела меня в волонтёрство. Организация, в которой я работала три года, помогала эмигранткам - жертвам домашнего насилия. Психологическая, юридическая помощь, содействие в решении вопросов, связанных с трудоустройством, спасение несчастных женщин от мужей-тиранов. Мы прятали их, помогали уехать и затеряться в стране. Такое внимание к проблемам эмигранток здесь  не случайно -  эмигрантов немало,  а эти женщины, как правило, стесняются обращаться к профессиональным психологам,  у них часто и  нет такой возможности, препятствием является  языковой барьер. Поэтому в Германии подобных проектов много. Обычно их финансируют из земельного парламента или федерального бюджета, как, например, наш пилотный проект.

Сотрудниц-волонтеров, а нас здесь было немного,  набирали тоже  из числа эмигранток. Обязательным условием было знание немецкого языка,  наличие семейного опыта и детей, иначе - как понимать тех, кто придёт  с проблемами подобного толка? Со знанием русского языка нас было двое, а ещё коллеги говорили на французском, английском, турецком, курдском, албанском,  лингала (африканский) и других языках.  Главное - собрались единомышленницы, команда была спаянная.    

Как я смогла  оказывать психологическую помощь? Спасибо моему советскому образованию, полученному  в Читинском  педагогическом институте им. Н. Чернышевского — ныне  ЗабГУ.  Просто шикарные  знания по психологии там получила (добрым словом вспоминаем замечательного преподавателя Н.А.Сараеву, - прим. Автора) , это была основа, а в Германии немного занялась самообразованием , почитала книги  конкретно по работе с такой категорией населения   - жертвами домашнего насилия. А иначе  - как  работать? Приходит женщина с чемоданами, часами сидит у тебя в кабинете и плачет. Сама вся в синяках. Если не подготовлен - что делать, как быть? А надо помочь...

В чужой стране нелегко  решиться на развод

Женщины, подвергшиеся домашнему насилию, находящиеся в чужой стране, да еще и  без знания языка, - категория особая. С  ними нужно  было  обращаться очень осторожно и бережно, иначе они не  смогут  доверять и вернутся в свою семью, где их и за людей не считают. В основном к нам обращались эмигрантки из мусульманских  стран, африканских тоже, русскоязычных  было мало.

Основные проблемы у них похожи: муж бьет, не дает денег, не любит -изменяет. Или - хочу развестись, а он  отобрал детей, то есть оказывает  психологическое давление. Ещё  -  жёсткая финансовая зависимость. Бывало и такое, что муж уезжал в другую страну и оставлял жену и детей  абсолютно без денег. Мужчины-мусульмане привозили новых жён. Женщины  в таких семьях, по убеждению мужей, должны очень много чего делать, а прав у них нет никаких.  Их нужно было вытащить из этой среды, избавить от преследования супруга, обеспечить жильем и помочь обрести финансовую независимость, подать заявки на пособие, обучение, на курсы немецкого языка. Мы помогали им, направляли, консультировали. Потому что в основном женщины-эмигрантки не знают, куда обратиться.

Иногда  некоторым женщинам  мы помогали по нескольку лет. Проблема не решалась, потому что они боялись уходить из семьи, где их притесняли, а просто мечтали, чтобы муж вёл себя по-другому. Но так не бывает... И они возвращались  обратно, и чуть позже... снова обращались  к нам.  Кстати, чтобы развестись,  по немецким законам нужно прожить не менее 12 месяцев, раздельно ведя хозяйство. Только в таком случае суд разведёт. Факт жестокого обращения тоже надо доказать. Есть закон о защите от домашнего насилия, полиция приезжает на вызов, но максимум, что делается -  удаляют насильника из семьи на 10 дней, забирают  у него ключи и выпроваживают. А в  течение 10 дней  жена может подать в суд, чтобы  продлить это время на месяц. Но уже  через пару дней многие  пострадавшие от рук мужей-тиранов принимали их обратно. Решиться на развод  в чужой стране  страшно, ведь тогда придётся начинать новую жизнь самостоятельно. Учить немецкий, получать специальность и быть при этом примером для своих детей — не все хотят  и могут это осилить.

Кстати,  если пара расходится,  алименты  в течение года  на бывшую вторую половину платит тот супруг, у которого больше доходы. А вот алименты на детей  выплачиваются до того момента, пока ребёнок получает образование.  Пусть ему даже за 20 лет - учится очно, значит, нуждается в поддержке родителей.

О работе с эмигрантами

Социальная сфера, которую я избрала для работы,  очень широка, и найти  работу проще - начиная детскими садами, заканчивая школами и работой с  молодежью и пожилыми людьми. Поэтому работу я нашла, ещё не успев окончить магистратуру.  Северная Рейн-Вестфалия принимает очень много иностранных граждан.

Меня взяли в протестантскую общину города Дюрена — это большая социальная организация, у них много благотворительных и социальных отделов.  Я работаю в центре социальной и миграционной консультаций. Мы консультируем не только беженцев, но и иммигрантов, тех, кто имеет  право на проживание, у кого есть вопросы по миграционному праву.

Я проработала 3 года в европейском проекте, который финансировался из европейского парламента, оказывала консультационные услуги беженцам по социальным, юридическим вопросам. Мы отслеживаем, правильно ли юридически ведётся процесс получения статуса беженца либо  правомерен ли отказ. Из-за наплыва беженцев, -​ а особенно много их прибыло  в 2014-16 годы, - официальные органы допускают порой ошибки в процессе работы.  Потом начинаются суды. Если управление по делам беженцев и эмигрантов отказывает человеку, а он считает, что неправомерно, тоже в суд подает.

В основном,  приезжают  выходцы из Сирии, Афганистана. Чаще всего мужчины - семья остается в родной стране либо в другой в качестве беженцев, и потом по закону о воссоединении семьи  они  приезжают в Германию - уже после получения мужем статуса. Сейчас это делается быстро - в течение  2-3 месяцев. Раньше —долго. У меня есть клиенты, которые в течение 2 лет не могли установить статус.  

Для беженцев организованы лагеря, в которых они обязаны проживать сроком до 6 месяцев, и  в этот срок как раз решается вопрос с их статусом.  То есть, крыша над головой предоставляется бесплатно, обеспечивают одеждой и предметами первой необходимости, если нужно, трёхразовое питание. Есть необходимое медицинское обследование. Раз в неделю они получают пособие ( примерно 130 евро в месяц). Семьи с детьми в течение 4 месяцев обязаны отправить из лагеря в какой-нибудь город или деревню, т.к. дети должны посещать школу.

Среди прибывших есть люди разного социального статуса и уровня образования.  Например, среди приехавших  из Турции и Сирии мне встречались адвокаты, пилоты, врачи... Многие, кстати, когда-то получали образование в СССР или бывших союзных республиках, поэтому неплохо говорят по-русски. Конечно, есть и другие беженцы, те, которые склонны  нарушать общественный порядок. Криминал, наркомания тоже присутствуют...

Статус «беженец» сегодня  в Германии получить трудно. Ужесточают закон, проверяют строго - нужны веские доказательства того, что тебя  преследуют на родине. Беженец - это все-таки политический статус. Некоторые выходцы из стран, где идет война, получают  гуманитарный статус, который дается на год, потом может продлиться лишь на  некоторое время. По окончании войны они должны уехать  в свою страну.

Продолжение следует... 

Поделиться публикацией:

Комментарии:

час назад Лидер забайкальских добровольцев Рахманова оказалась в одном списке с космонавтом Тарелкиным

Она тоже номинирована на получение награды "Гордость Забайкалья"

16:45 Энергетики завершили восстановительные работы на юго-западе Забайкалья

Сотни людей оставались без света после вчерашнего шквалистого ветра

Она тоже номинирована на получение награды "Гордость Забайкалья"

Сотни людей оставались без света после вчерашнего шквалистого ветра

Дом выгорел почти полностью

Свежие публикации